Статьи

НАГАДАЙ СЕБЕ СЧАСТЬЕ!
12-13 января, «Дао любви» для начинающих
Идет охота на мужчин
Яйцо для первого свидания
Гадания, истолкуй голос небес для своего счастья
Пять сти­хий в тво­ей квар­ти­ре - как ис­пра­вить «не­пра­виль­ный» фэн-шуй
Древ­ние зна­ния, Цигун
Путь любви
О женском счастье из Поднебесной
«Жить нужно не с тем, без кого плохо, а с кем хорошо!»
Спешите делать добро
10 правил фэн-шуй для счастливой любви
Глас Божий
Не слиш­ком ли бы­ст­ро мы бе­жим от сча­стья?
Муж­чи­на на вре­мя и муж­чи­на на­все­г­да
«Учись чи­тать зна­ки судь­бы!»
О Цигун
Сек­рет да­мы в чер­ном с ле­тя­щей по­ход­кой
Сни­ми шу­бу ле­том, или 12 прин­ци­пов, ко­то­рые суть на­ши ком­п­ле­к­сы
Место силы
Мистические зоны Латвии
Любовь в разных культурах
Влюбилась до беспамятства
Домашние животные
Дерево
Танец
Безумный день
Гороскоп на 2011 год
«За­крыв гла­за, при­пом­ню ка­ж­дый миг...»
Горо­скоп 2009
Прогноз
Прогноз на 2008 год
Большой гороскоп на 2010 год

Сек­рет да­мы в чер­ном с ле­тя­щей по­ход­кой

Ли­на Дорн

 

 

Ча­ры люб­ви, пе­ре­ве­ден­ные на язык да­ос­ских сек­су­аль­ных тех­ник, по­ис­ти­не кол­дов­ская си­ла, спо­соб­ная на все – от омо­ло­же­ния до ле­че­ния лю­бых бо­лез­ней. Ин­га Янов­ская, ру­ко­во­ди­тель се­ми­на­ров по  вос­точ­ным прак­ти­кам, в том чис­ле -- по дао люб­ви и «по­все­днев­ной» ма­гии, по­лу­ча­ет эти зна­ния еже­год­но из пер­вых рук в ки­тай­ском мо­на­сты­ре Шао­линь, в Ин­дии, Не­па­ле, на Ти­бе­те. И до­бав­ля­ет их к ка­пи­та­лу из­вест­ных лишь ей ста­рин­ных пре­муд­ро­стей, ведь она -- на­след­ни­ца  це­ли­тель­ских зна­ний древ­не­го иу­дей­ско­го ро­да. С их по­мо­щью она ле­чит мно­же­ст­во бо­лез­ней, пе­ре­дать же име­ет пра­во толь­ко сво­им де­тям. А по­то­му в вос­точ­ных прак­ти­ках Ин­га на­хо­дит рав­но­цен­ные ме­то­ды,  что­бы от­крыть лю­дям путь к ис­це­ле­нию са­мих се­бя и да­же к из­ме­не­нию жиз­ни.

 

 

 

 

+ Кто ж ус­то­ит пе­ред жен­ской ци

 

 

 

Жи­ла-бы­ла юная ведь­ма. Она ро­ди­лась в Кие­ве, хо­ди­ла в обыч­ную ук­ра­ин­скую шко­лу и уме­ла снять боль од­ним при­кос­но­ве­ни­ем ру­ки. Ее ра­зо­бла­чил сек­ре­тарь рай­ко­ма ком­со­мо­ла по фа­ми­лии Ко­зел (с уда­ре­ни­ем на пер­вом сло­ге), ко­то­ро­му она вы­ле­чи­ла не­по­нят­ным ему спо­со­бом го­ло­ву, трав­ми­ро­ван­ную на фут­боль­ном по­ле. «То не мож­на, -- воз­му­тил­ся он, -- что­бы днем быть у пе­ре­до­вых ря­дах со­веть­ской мо­ло­де­жи, а в но­чи на мет­ле ле­тать!» И в кон­тра­мар­ке в вуз -- ком­со­моль­ском би­ле­те -- от­ка­зал. «Вид­но, не до­ле­чи­ла я те­бя, коз­ла», -- в серд­цах ска­за­ла то­гда Ин­га. 

 

Ку­да дел­ся в но­вей­шие вре­ме­на  ком­со­моль­ский во­жак, мож­но до­га­дать­ся. А Ин­га Янов­ская, бла­го­по­луч­но пе­ре­ско­чив­шая на той мет­ле че­рез эру на­уч­но­го ате­из­ма, при­зем­ли­лась пря­ме­хонь­ко в Ри­ге и чис­лит­ся офи­ци­аль­но по ве­дом­ст­ву Лат­вий­ской ас­со­циа­ции аль­тер­на­тив­ной ме­ди­ци­ны и аку­пунк­ту­ры, а так­же Ме­ж­ду­на­род­ной ас­со­циа­ции хи­ле­ров,то есть це­ли­те­лей, и еще мно­гих  ор­га­ни­за­ций, столь же дос­той­ных, сколь по­доз­ри­тель­ных с -- не будь к но­чи упо­мя­ну­той -- мар­кси­ст­ско-ле­нин­ской точ­ки зре­ния. Что ка­са­ет­ся по­ез­док по стра­нам, где Ин­га и прак­ти­ку­ет, и учит­ся, то она пред­по­чи­та­ет нын­че бо­лее со­вре­мен­ные, хо­тя и не столь эко­ло­ги­че­ски чис­тые сред­ст­ва пе­ре­дви­же­ния.

 

 

Ез­дить ей при­хо­дит­ся мно­го. Не­сколь­ко лет на­зад они с Сер­ге­ем Де­ми­до­вым, ее кол­ле­гой и еди­но­мыш­лен­ни­ком, за­ду­ма­ли учеб­ный центр, в ко­то­ром без ка­кой-ли­бо ре­ли­ги­оз­ной или идео­ло­ги­че­ской ок­ра­ски лю­дям да­ва­лась бы воз­мож­ность, как они сфор­му­ли­ро­ва­ли, «дви­гать­ся к до­б­ру, без на­вя­зы­ва­ния сво­его по­ни­ма­ния до­б­ра».В ре­зуль­та­те бы­ла соз­да­на об­ще­ст­вен­ная ор­га­ни­за­ция -- Бал­тий­ский ин­сти­тут раз­ви­тия че­ло­ве­че­ских спо­соб­но­стей, ко­то­рый Сер­гей и воз­гла­вил. Ин­га ста­ла чем-то вро­де пра­вой ру­ки ди­рек­то­ра.

 

 

Сер­гей к то­му же -- ру­ко­во­ди­тель Бал­тий­ской ас­со­циа­ции ци­гун (ци -- энер­гия, гун – ра­бо­та), и оба они с Ин­гой -- ин­ст­рук­то­ры ци­гун вто­рой сту­пе­ни, ка­ких боль­ше нет по­ка в Бал­тии. В го­ро­дах Лат­вии, Лит­вы, Эс­то­нии и  Гер­ма­нии они ор­га­ни­зу­ют по­сто­ян­ные и вы­езд­ные се­ми­на­ры, пре­по­да­ют ци­гун выс­ше­го уров­ня, ко­то­рый ис­поль­зу­ет­ся и в спор­те, и в це­ли­тель­ст­ве. В их ак­ти­ве те­перь есть лю­ди, ко­то­рые са­мо­стоя­тель­ны­ми за­ня­тия­ми по сис­те­ме ци­гун из­ле­чи­ли се­бя. Один, к при­ме­ру, су­мел пол­но­стью уб­рать по­след­ст­вия тя­же­ло­го со­стоя­ния рас­се­ян­но­го скле­ро­за.

 

 

Свои­ми лич­ны­ми ус­пе­ха­ми в прак­ти­ке ци­гун Ин­га впра­ве гор­дить­ся. Че­ты­ре го­да она ез­дит за­ни­мать­ся в мо­на­стырь Шао­линь, и в про­шлом го­ду про­из­ве­ла фу­рор. На шоу шао­линь­ских мо­на­хов есть но­мер: к жи­во­ту мо­на­ха при­кла­ды­ва­ет­ся что-то вро­де ме­тал­ли­че­ской мис­ки. У нее при­па­ян­ное дно с  при­спо­соб­ле­ния­ми, за ко­то­рые эту мис­ку  кру­тят, и че­ло­век кру­тит­ся на ней, как бы впив­шись в ее края мыш­ца­ми жи­во­та. За­тем же­лаю­щим из пуб­ли­ки пред­ла­га­ют ото­рвать по­су­ди­ну от жи­во­та. Не­сколь­ко муж­чин про­бо­ва­ли – не вы­шло. Один бу­гай так рас­ста­рал­ся, что со­рвал при­ва­рен­ное дно, по­ре­зал­ся, но ре­зуль­та­та не дос­тиг. А Ин­га по­до­шла, со­сре­до­то­чи­лась, сде­ла­ла од­но дви­же­ние и… мис­ка ока­за­лась у нее в ру­ках. Сияю­щая воз­вра­ти­лась к ре­бя­там из сво­ей груп­пы и ска­за­ла: «Ну что! Его ципро­тив мо­ей ци сла­бо­ва­та бу­дет!».  «Ага, -- со­гла­си­лись ре­бя­та, -- ты как в сво­ей ма­еч­ке над ним на­гну­лась, так у не­го са­мо все от­па­ло».

 

 

+ Ог­нен­ные пти­цы над го­ро­дом

 

 

Пу­те­ше­ст­во­вать по раз­ным ми­рам во сне, да еще в дет­ст­ве – это со мно­ги­ми бы­ва­ет. На­чи­та­ешь­ся фан­та­сти­ки пе­ред сном – и в путь. Ин­га пу­те­ше­ст­во­ва­ла в ком­па­нии с не­зна­ко­мым маль­чи­ком, во сне же убе­рег­ла его от смер­тель­ной бо­лез­ни, пе­ре­ве­дя из од­но­го по­ме­ще­ния в дру­гое, ко­то­рое  за­пом­ни­лось де­та­ля­ми не­по­хо­же­го ни на что ин­терь­е­ра. Мно­го лет спус­тя на риж­ской ули­це ее дог­нал - уз­нал со спи­ны! – мо­ло­дой че­ло­век. Это он чуть не умер, а по­том, ни­кто не мог объ­яс­нить, по­че­му его сроч­но пе­ре­не­сли к ба­буш­ке (да-да, там был имен­но та­кой ин­терь­ер), и на­ут­ро он про­снул­ся здо­ро­вым. За сот­ни ки­ло­мет­ров от спя­щей Ин­ги он ви­дел те же сны, пу­те­ше­ст­во­вал с ней и взрос­лой – а как ина­че бы уз­нал? И те­перь он, став­ший ху­дож­ни­ком, при­вел ее в мас­тер­скую и по­ка­зал свои ра­бо­ты – это бы­ли ее порт­ре­ты и те са­мые стран­но уз­на­вае­мые ми­ры ее дет­ских сно­ви­де­ний.

 

 

Она и жи­вет как бы сра­зу в двух ми­рах – на­шем, по­все­днев­ном, и  в ми­ре соб­ст­вен­ных воз­мож­но­стей, в ко­то­ром  вдруг ока­зы­ва­ет­ся уча­ст­ни­цей со­бы­тий, во­все ею не пре­ду­смот­рен­ных.

 

 

Как-то в Юр­ма­ле, си­дя у мо­ря на ла­воч­ке, при­кры­ла гла­за. И вдруг уви­де­ла со­всем дру­гой бе­рег – реч­ной.Там ле­жал уби­тый че­ло­век. Она уз­на­ла его – не­дав­но при­хо­дил к ней ле­чить га­ст­рит, а она уви­де­ла, что ему гро­зит опас­ность и ска­за­ла: вам нуж­но не ле­чить­ся, а спа­сать­ся. «На мо­ем уров­не дав­но не стре­ля­ют, -- снис­хо­ди­тель­но улыб­нул­ся он, --  стре­ля­ют шес­те­рок».  И вот те­перь он ле­жал у ре­ки, на­зва­ние ко­то­рой вид­не­лось на таб­лич­ке у мос­ти­ка. В ту же ми­ну­ту Ин­га ощу­ти­ла бес­по­кой­ст­во од­ной из сво­их зна­ко­мых по по­во­ду это­го че­ло­ве­ка. По­зво­ни­ла ей и спро­си­ла: «Вам та­кой-то из­вес­тен?». Ока­за­лось, это ее парт­нер по биз­не­су, и она оза­бо­че­на его вне­зап­ным ис­чез­но­ве­ни­ем.

 

 

Ин­га са­ма спас­лась от ка­та­ст­ро­фы, уви­дев ее во сне. Под­хо­дил срок ро­дов пер­вен­ца. Муж, ак­тер, был на га­ст­ро­лях. И она ре­ши­ла уе­хать в Ки­ев к ма­ме,  ку­пи­ла би­лет на са­мо­лет.Вдруг на­ка­ну­не вы­ле­та зво­нит ма­ма: «Мне снил­ся страш­ный сон, ты луч­ше не при­ез­жай». Ин­га да­же оби­де­лась: как это – не при­ез­жай? Но в ту же ночь страш­ный сон при­снил­ся ей. Ут­ром по­зво­ни­ла ма­ме -- сны поч­ти сов­па­ли. Льет­ся с не­ба огонь, лю­ди го­рят, все ви­дят огонь на дру­гих, пы­та­ют­ся сбить, но не ви­дят, что го­рят са­ми. Толь­ко в ма­ми­ном сне лил­ся ог­нен­ный дождь, а Ин­ге сни­лись пти­цы, ро­няв­шие ог­нен­ные пе­рья над Кие­вом и го­ро­да­ми ря­дом. Она сда­ла би­лет. Это бы­ло 23 ап­ре­ля. А 26-го слу­чил­ся Чер­но­быль.

 

 

По­том она  вы­зва­лась ле­чить чер­но­быль­цев. Бес­плат­но. В бла­го­дар­ность за то, что ее убе­рег­ли от это­го кош­ма­ра.

 

 

 

+ Тай­ны зо­ло­той рыб­ки

 

 

Ко­гда Ин­га рас­ска­зы­ва­ет о тех чер­но­быль­цах, ко­му уда­лось по­мочь, не­из­мен­но до­бав­ля­ет: на­мно­го боль­ше они сде­ла­ли для се­бя са­ми.

 

 

-- Я знаю од­но -- ко­гда че­ло­век хо­чет жить, вы­здо­ро­веть, у не­го очень хо­ро­шие шан­сы. При лю­бом за­бо­ле­ва­нии. Ко­гда же он сми­рил­ся, сдал­ся, у не­го ни­ка­ких шан­сов. У чер­но­быль­цев эта за­ко­но­мер­ность сра­ба­ты­ва­ла не­укос­ни­тель­но: вы­жи­ва­ли му­жи­ки, ко­то­рым бы­ло по со­рок, у ка­ж­до­го из ко­то­рых се­мья, де­ти и ко­то­рым нуж­но бы­ло хоть на ка­рач­ках, хоть без рук, без ног, но что-то для се­мьи сде­лать. Один го­во­рил: ну и что, пусть мне ру­ки и но­ги от­ре­жут (там бы­ли жут­кие ра­ны), за­то у ме­ня бу­дет пен­сия – по­мощь се­мье, бу­ду вну­кам сказ­ки чи­тать. Все от­режь­те, но чтоб хоть что-то ос­та­лось, чтоб я жил даль­ше. Вот он ос­тал­ся с ру­ка­ми и с но­га­ми, ам­пу­ти­ро­ва­ли лишь не­сколь­ко паль­цев на но­гах – обувь у них бы­ла не­под­хо­дя­щая, пла­ви­лась. Я не го­во­рю, что впе­ре­ди у не­го сто лет, мо­жет, сей­час его нет в жи­вых. Но шесть – во­семь лет он еще про­жил точ­но. А ре­бя­та мо­ло­дые, от ко­то­рых ро­ди­те­ли от­ка­за­лись – в де­рев­нях жизнь труд­ная, уха­жи­вать за ин­ва­ли­дом не­ко­му, -- те уми­ра­ли сра­зу.

 

 

Это экс­тре­маль­ный слу­чай. Но ведь и сре­ди мо­их ны­неш­них па­ци­ен­тов боль­ше по­ло­ви­ны име­ют про­бле­мы имен­но пси­хо­ло­ги­че­ско­го ха­рак­те­ра. При­хо­дит жен­щи­на лет пя­ти­де­ся­ти, вся по­ник­шая: «Я уже до­жи­ва-а-ю, что уж мне на-а-до, вот толь­ко здесь бо­лит, нель­зя ли вы­ле­чить». Я за­даю ре­зон­ный во­прос: а ес­ли вы про­жи­ве­те до де­вя­но­ста, вы что же, со­рок лет «до­жи­вать» бу­де­те? Та­ким труд­но по­мочь. Я мо­гу ведь дос­та­точ­но мно­го. Мо­гу по­мочь лю­дям из­ме­нить  бу­ду­щее и да­же про­шлое. Но не всем. То есть мож­но вы­ле­чить лю­бую бо­лезнь, но не лю­бо­го че­ло­ве­ка.

 

 

Есть лю­ди, с ко­то­ры­ми мож­но сде­лать прак­ти­че­ски все. То­гда я чув­ст­вую се­бя зо­ло­той рыб­кой. Од­на жен­щи­на мне ска­за­ла: есть пред­ста­ви­тель­ская долж­ность, я знаю, что спра­ви­лась бы, но я та­кая се­рая мыш­ка, у ме­ня ни­ка­ких шан­сов. Я ей го­во­рю: да вы что! Там, где на ти­гра ста­вят ре­шет­ки, мыш­ки про­хо­дят бес­пре­пят­ст­вен­но. И мы с ва­ми прой­дем пер­вые пять – шесть сту­пе­ней не­за­мет­но для ок­ру­жаю­щих. Я да­же не бу­ду вам со­ве­то­вать ме­нять имидж, по­то­му что прой­дя эти уров­ни, вы по­ме­няе­тесь из­нут­ри. Так оно и вы­шло.

 

 

Су­ще­ст­ву­ет три за­ло­га кра­со­ты. Это ко­гда ты хо­ро­шо от­но­сишь­ся к се­бе и к ми­ру. Ко­гда ты хо­ро­шо се­бя чув­ст­ву­ешь. И ко­гда это все поль­зу­ет­ся вза­им­но­стью ок­ру­жаю­щих. Ни­что дру­гое жен­щи­ну так не кра­сит. Да­же кос­ме­ти­че­ские опе­ра­ции, хо­тя я про­тив них ни­че­го не имею. От­ра­зит­ся ли на ли­це жен­щи­ны вы­ра­же­ние, буд­то она по­ню­ха­ла что-то дур­но пах­ну­щее,  или она бу­дет све­тить­ся ра­до­стью и ос­ве­щать ок­ру­жаю­щих – это очень ме­ня­ет чер­ты ли­ца.

 

 

В пер­вой груп­пе ци­гун, ор­га­ни­зо­ван­ной на­ми в Ри­ге, ока­за­лось не­сколь­ко без­ра­бот­ных. Они про­шли пер­вый уро­вень ци­гун – здо­ро­вье, про­фес­сио­наль­ные ус­пе­хи, воз­мож­но­сти ма­те­ри­аль­но­го уров­ня. Че­рез па­ру ме­ся­цев они все име­ли ра­бо­ту. Это не ка­кое-то кол­дов­ст­во. Ре­шив свои про­бле­мы, че­ло­век ста­но­вит­ся при­вле­ка­тель­ней для ок­ру­жаю­щих. Ни­кто ведь не вы­би­ра­ет се­бе для об­ще­ния уг­рю­мо­го не­удач­ни­ка. Мы все хо­тим об­щать­ся с ус­пеш­ным и жиз­не­ра­до­ст­ным че­ло­ве­ком. А для то­го что­бы най­ти та­ко­го парт­не­ра в жиз­ни, в ра­бо­те, в люб­ви, нуж­но хо­тя бы час­тич­но са­мо­му быть та­ким. По край­ней ме­ре – стре­мить­ся.

 

 

 

+ По­дар­ки судь­бы

 

 

В дет­ст­ве Ин­га не зна­ла, что ее спо­соб­но­сти – ис­клю­чи­тель­ные. Она ду­ма­ла, что все чув­ст­ву­ют и по­ни­ма­ют то, что и она. Учи­лась без про­блем, чи­та­ла за­по­ем, а ко­гда се­мья из цен­тра пе­ре­еха­ла в но­вый мик­ро­рай­он, по­лю­би­ла но­сить­ся с маль­чиш­ка­ми, ос­ваи­вая ок­ре­ст­но­сти шко­лы – сплош­ной лес и тор­фян­ни­ки. На тор­фян­ни­ках в изо­би­лии во­ди­лись га­дю­ки. А она про­чи­та­ла на тю­би­ке с ма­зью, ко­то­рой ле­чил­ся па­па, что та сде­ла­на из змеи­но­го яда. Вы­яс­ни­ла: в мед­ин­сти­ту­те при­ни­ма­ют змей, и не уби­ва­ют их, а про­сто за­би­ра­ют яд.

 

 

Биз­нес-план со­зрел мгно­вен­но: она охо­тит­ся на га­дюк, два при­яте­ля хо­дят за ней с ме­шоч­ка­ми, ку­да по­мо­га­ют  за­тал­ки­вать их, а ме­ст­ный ал­ко­го­лик дя­дя Гри­ша сда­ет ме­шоч­ки по на­зна­че­нию на свой пас­порт. В де­вять лет нет ни­че­го не­воз­мож­но­го – она сде­ла­ла ро­га­ти­ну по опи­са­нию в ка­кой-то книж­ке. Змеи ло­ви­лись от по­лу­мет­ра до мет­ра с хво­сти­ком, пла­ти­ли за них хо­ро­шо, вы­руч­ка че­ст­но де­ли­лась на чет­ве­рых, и од­но­класс­ни­ки уп­ле­та­ли кон­фе­ты, ку­п­лен­ные на тру­до­вые Ин­ги­ны до­хо­ды. До­мой день­ги она от­не­сти не мог­ла, при­шлось бы объ­яс­нить их про­ис­хо­ж­де­ние, и там слу­чи­лись бы как ми­ни­мум три ин­фарк­та.

 

 

Нель­зя ска­зать, что­бы к две­на­дца­ти­ле­тию -- ре­ли­ги­оз­но­му со­вер­шен­но­ле­тию -- ее буй­ная фан­та­зия и по­рыв в не­из­ве­дан­ное по­утих­ли. Но стран­ным об­ра­зом они ста­ли вы­во­дить ее на лю­дей,от ко­то­рых она по­лу­ча­ла нуж­ную ин­фор­ма­цию. В до­пол­не­ние к то­му, че­му учи­ли ее обе ба­буш­ки, об­ла­дав­шие па­ра­нор­маль­ны­ми спо­соб­но­стя­ми. Од­на­ж­ды она уви­де­ла, как маль­чиш­ка в прыж­ке вы­бил но­гой мяч, за­стряв­ший в бас­кет­боль­ной сет­ке. Ин­га  при­ста­ла к не­му: где нау­чил­ся. Тот от­би­вал­ся: это сек­рет. За­ня­тия ка­ра­те и кун­фу в те го­ды бы­ли под за­пре­том. Но на­до знать Ин­гу – она по­па­ла-та­ки в во­ж­де­лен­ный под­вал, где с труб веч­но ка­па­ло, и где за­ме­ча­тель­ный тре­нер, ки­та­ец по про­ис­хо­ж­де­нию, Ва­ле­рий Ли обу­чал ее прин­ци­пам вос­точ­ных бое­вых ис­кусств, и по­зна­ко­мил впер­вые с ос­но­ва­ми ци­гун.

 

 

Уди­ви­тель­но сов­па­ло по вре­ме­ни то, что не­кая де­ле­га­ция по­же­ла­ла прой­тись по глав­ной ули­це Кие­ва, и в это же вре­мя на ок­раи­не го­ро­да  Ин­га за­клю­чи­ла с од­но­класс­ни­ка­ми па­ри. В шко­ле про­во­дил­ся фес­ти­валь на­ро­дов ми­ра. Ин­га тан­це­ва­ла ин­дий­ский та­нец в са­ри из ма­ми­но­го от­ре­за на пла­тье, с яр­ким кру­жоч­ком на лбу, сде­лан­ным ма­ми­ной по­ма­дой, со­рва­ла ап­ло­дис­мен­ты и тут же ку­пи­лась на под­нач­ку: «А сла­бо те­бе прой­тись в та­ком ви­де по Кре­ща­ти­ку!» «На что спо­рим?» – не­мед­лен­но от­реа­ги­ро­ва­ла она. -- «На аме­ри­кан­ку!». Это под­хо­ди­ло: они ста­ви­ли «Зо­луш­ку», и на­до бы­ло за­гнать маль­чи­шек в сто­ляр­ку, чтоб вы­ре­за­ли ка­ре­ту.

 

 

До Кре­ща­ти­ка до­би­ра­лись ав­то­бу­сом, по­том на мет­ро, ре­бя­та куч­ко­ва­лись по­одаль и ржа­ли так, что ре­ак­ция лю­дей во­круг ос­та­лась ими не­за­ме­чен­ной. А по­том она не­за­ви­си­мо шла по Кре­ща­ти­ку в сво­ем са­ри и с крас­ной точ­кой на лбу, а на­встре­чу де­ле­га­ция ин­ду­сов -- пре­по­да­ва­те­ли аюр­ве­ды Бом­бей­ско­го ин­сти­ту­та ве­ди­че­ской ме­ди­ци­ны. Так она бу­к­валь­но на­ткну­лась на учи­те­ля, ко­то­рый це­лый год (он ос­та­вал­ся по об­ме­ну спе­циа­ли­ста­ми в Ки­ев­ском мед­ин­сти­ту­те) ин­ди­ви­ду­аль­но за­ни­мал­ся с ней -- пре­по­да­вал аюр­ве­ду.

 

 

На тра­вы у нее был соб­ст­вен­ный нюх. Она без­оши­боч­но от­би­ра­ла их по наи­тию и ле­чи­ла соб­ст­вен­ную се­ст­рен­ку от диа­те­за. А уз­нав, что в Кар­па­тах в ста­ром мо­на­сты­ре со­хра­ни­лись уни­каль­ные трав­ные ре­цеп­ты, до­б­ра­лась-та­ки до ста­рин­но­го трав­ни­ка, под­бив весь класс на экс­кур­сию в те края.

 

 

И уж со­всем эзо­ти­че­ской бы­ла встре­ча с пар­нем, на гру­ди ко­то­ро­го кра­со­вал­ся зо­ло­той ме­даль­он раз­ме­ром чуть боль­ше двух­ла­то­вой мо­не­ты с изо­бра­же­ни­ем про­фи­ля… Ин­ги. Он ока­зал­ся да­ле­ким по­том­ком во­ж­дей вы­мер­ше­го боль­шей ча­стью пле­ме­ни ин­ков – это был се­мей­ный аму­лет. В ком­па­нии его и его дру­зей Ин­га при­об­щи­лась к ста­рой шко­ле ин­дей­ских ма­гов.

 

 

Прав­да, это бы­ло уже в сем­на­дцать. А до то­го -- чем она толь­ко не ув­ле­ка­лась: драм­кру­жок, тан­це­валь­ный, гео­гра­фи­че­ский, фо­то­сту­дия, пи­са­ла сти­хи, ри­со­ва­ла кар­ти­ны (и то, и дру­гое до сих пор, ско­ро в Бер­ли­не вый­дет аль­ма­нах с под­бор­кой ее сти­хов). И на­хо­ди­ла вре­мя  ла­зить с маль­чиш­ка­ми по под­зем­ным пе­ре­хо­дам Кие­во-Пе­чер­ской лав­ры – во­об­ра­же­ние бу­до­ра­жи­ли та­ин­ст­вен­ные му­мии и ле­ген­ды о кла­дах. В од­ну из та­ких вы­ла­зок она по­зна­ко­ми­лась с пра­во­слав­ным свя­щен­ни­ком от­цом Апол­ли­на­ри­ем, ко­то­рый стал да­вать ей уро­ки ри­то­ри­ки и ло­ги­ки. Это бы­ла бла­го­дар­ность за то, что Ин­га  су­ме­ла его вы­ле­чить. У не­го бы­ло он­ко­ло­ги­че­ское по­ра­же­ние сли­зи­стой. Вра­чи про­гно­зи­ро­ва­ли, что жить ему ос­та­лось не­сколь­ко ме­ся­цев, но Ин­га уви­де­ла, что вы­ле­чить мож­но. Она все­гда уме­ла ви­деть та­кие ве­щи.

 

 

В ее ар­се­на­ле мно­же­ст­во ме­то­дов ди­аг­но­сти­ки: по пуль­су, по гла­зам, по ко­же. Ши­зоф­ре­нию Ин­га без­оши­боч­но уз­на­ет по за­па­ху – ко­гда-то спе­ци­аль­но про­бра­лась в пси­хи­ат­ри­че­скую боль­ни­цу, что­бы про­ве­рить точ­ность сво­их на­блю­де­ний. Но ос­нов­ной ме­тод ее ди­аг­но­сти­ки – ау­ди­аль­ный, по слу­ху. Ко­гда че­ло­век го­во­рит, она улав­ли­ва­ет от­ра­же­ние зву­ка, виб­ра­ции (как ле­ту­чая мышь,  по­яс­ня­ет она), и ви­дит, что в нем про­ис­хо­дит. Мыс­лен­но при­кла­ды­вая к не­му раз­лич­ные ме­то­ды ле­че­ния, «смот­рит», как ме­ня­ет­ся этот звук. Это как ко­ло­коль­чик, го­во­рит она, у од­но­го звук при­ят­ный, у дру­го­го – дре­без­жа­щий. Слож­но объ­яс­нить. Все рав­но, как у со­ро­ко­нож­ки спро­сить, с ка­кой нож­ки на ка­кую она пе­ре­сту­па­ет.

 

 

 

+ Вы­лить туч­ку – не про­бле­ма

 

 

-- Я счи­та­ла, -- по­мед­лив го­во­рит Ин­га, -- что мои спо­соб­но­сти мо­гут пе­ре­да­вать­ся по жен­ской ли­нии, как по­лу­чи­ла их я. Но оба мо­их сы­на – сей­час Ди­мит­рию сем­на­дцать, а Кон­стан­ти­ну пят­на­дцать – унас­ле­до­ва­ли их в пол­ной ме­ре. Они с дет­ст­ва об­ла­да­ют це­ли­тель­ским да­ром. Ко­гда у их от­ца бо­ле­ла спи­на, лю­бой из них при­кос­но­ве­ния­ми паль­цев по прин­ци­пу аку­прес­су­ры вы­яв­лял бо­ле­вые точ­ки и бло­ки­ро­вал боль, смяг­чал вос­па­ли­тель­ный про­цесс.

 

 

Ко­гда стар­ше­му бы­ло все­го три го­да, он на да­че стал са­жать нар­цис­сы. Я пре­ду­пре­ди­ла: не слиш­ком ли мно­го ты са­жа­ешь, их ведь на­до по­ли­вать.За во­дой хо­дить бы­ло да­ле­ко­ва­то. Он де­ло­ви­то ос­мот­рел­ся и зая­вил: прячь­тесь под на­вес, сей­час бу­дет дождь. Все по­смея­лись. А я уш­ла под на­вес. И пра­виль­но сде­ла­ла – хлы­нул дождь. По­том он объ­яс­нил, что ес­ли ввер­ху есть хоть ма­лень­кая туч­ка, да­же не­ви­ди­мая гла­зу, он мо­жет ее вы­лить. При­гнать не мо­жет, но чуть сдви­нуть и про­лить на нуж­ный уча­сток – это по­жа­луй­ста.

 

 

Его день ро­ж­де­ния в кон­це мая. Как пра­ви­ло, день дожд­ли­вый, а хо­чет­ся про­вес­ти празд­ник на да­че. Ка­ж­дый раз к по­луд­ню он спе­ци­аль­но уси­ли­ва­ет дождь, что­бы ту­ча пол­но­стью вы­ли­лась, к двум ча­сам все вы­сы­ха­ет, и мож­но при­ни­мать гос­тей.

 

 

Мне очень жаль, что сей­час маль­чи­ки ото­рва­ны от ме­ня – я мно­го­му мог­ла бы их  нау­чить.

 

 

 

+ Ба­бья до­ля без ма­гии

 

 

-- Мы ра­зо­шлись с му­жем два го­да на­зад, и сы­но­вья про­яви­ли муж­скую со­ли­дар­ность – ос­та­лись с ним. Нет, я не бо­юсь трав­ми­ро­вать их, рас­ска­зы­вая об этом во все­ус­лы­ша­нье. Ведь мне не уда­лось с ни­ми объ­яс­нить­ся. Они не за­хо­те­ли ме­ня вы­слу­шать. Их мож­но по­нять: я всю жизнь са­ма куль­ти­ви­ро­ва­ла  об­раз их от­ца, по­то­му что его веч­но не бы­ло ря­дом, а я хо­те­ла, чтоб де­ти его лю­би­ли.

 

 

И я его лю­би­ла. Бе­зум­но. Это пе­чаль­ная ис­то­рия. Я вы­хо­ди­ла за­муж за очень спо­соб­но­го ми­ло­го маль­чи­ка. Он ка­зал­ся мне ге­ни­аль­ным, и это дли­лось лет де­сять. Но шло вре­мя, а он так и ос­та­вал­ся спо­соб­ным мно­го­обе­щаю­щим маль­чи­ком. Ко­гда муж­чи­не по­шел пя­тый де­ся­ток, это не так уж и ми­ло.

 

 

Он ак­тер. О! Я име­ла те­атр од­но­го ак­те­ра и од­но­го зри­те­ля. Он то ду­шил ме­ня в объ­я­ти­ях, то -- про­сто ду­шил. Та­кие бы­ли стра­сти, та­кая па­то­ло­ги­че­ская рев­ность. Вот мы сто­им на ав­то­бус­ной ос­та­нов­ке. «Что за му­жик на те­бя пя­лит­ся?» – спра­ши­ва­ет он. Я: «Где?» И ог­ля­ды­ва­юсь. «Ну вот, -- вски­па­ет он, -- те­перь и ты на не­го!».

 

 

Но до­би­ла ме­ня дру­гая его ко­рон­ка. По­сле ро­ж­де­ния вто­ро­го сы­на он пе­ре­стал ра­бо­тать. Вре­ме­на­ми под­ра­ба­ты­вал, но ес­ли я заи­ка­лась о по­сто­ян­ном за­ра­бот­ке, учи­нял скан­дал. И я вка­лы­ва­ла на трех ра­бо­тах – на­до бы­ло кор­мить трех му­жи­ков. Он за­яд­лый ку­риль­щик, в до­ме – не про­дох­нуть, и од­на­ж­ды я не вы­дер­жа­ла: «До­ро­гой, ну что же ты та­кую га­дость в до­ме ку­ришь?». От­вет ме­ня сра­зил. «Из­ви­ни, до­ро­гая, -- ска­зал он, -- на что ты за­ра­ба­ты­ваешь, то я и ку­рю».

 

 

Я очень тер­пе­ли­вый че­ло­век. Тя­ну­ла лям­ку. К то­му же я бы­ла та­кая чок­ну­тая ев­рей­ская ма­ма – ра­бо­тая в не­сколь­ких мес­тах, умуд­ря­лась не мень­ше двух раз в не­де­лю печь де­тям пи­рож­ные. Они по­шли в шко­лу – я в ро­ди­тель­ском ко­ми­те­те, веч­но что-то ор­га­ни­зо­вы­ва­ла, не бы­ло ни од­но­го дет­ско­го празд­ни­ка без мое­го уча­стия.  Все так при­вык­ли, что толь­ко я с деть­ми, что да­же спра­ши­ва­ли, есть ли в прин­ци­пе у них отец. И ко­гда они ре­ши­ли ос­тать­ся с от­цом, у ме­ня бы­ло ощу­ще­ние кру­ше­ния. Пре­да­тель­ст­ва. Я это тя­же­ло пе­ре­не­сла.

 

 

А при­чи­на раз­во­да ба­наль­на. Он на­чал мне из­ме­нять. И, воз­мож­но, я за­кры­ла бы на это гла­за. Но он стал под­роб­но мне все рас­ска­зы­вать. Ви­ди­мо, ему на­до бы­ло по­вы­сить са­мо­оцен­ку. Он об­ра­щал­ся ко мне как к пси­хо­ана­ли­ти­ку, как на при­ем при­хо­дил и из­ли­вал ду­шу. И я долж­на бы­ла от­ве­чать на во­про­сы, как ему стро­ить свои от­но­ше­ния с кем-то или со мной! Быть объ­ек­тив­ной и от­стра­нен­ной. Ко­неч­но же, ме­ня не на­дол­го хва­ти­ло.

 

 

Под­хо­дил к кон­цу двух­ты­сяч­ный год. Че­рез день -- на­ча­ло но­во­го ты­ся­че­ле­тия. Я се­бе пред­ста­ви­ла: с кем встре­тишь, с тем и про­ве­дешь не год – век! И 30 де­каб­ря я уш­ла.

 

 

С тех пор я по­мо­ло­де­ла лет на де­сять. У ме­ня есть друг. И я бла­го­дар­на ему за то, что с ним я на­ко­нец-то по-на­стоя­ще­му ощу­ти­ла се­бя жен­щи­ной. Со­гла­си­тесь, не­воз­мож­но чув­ст­во­вать се­бя сто­про­цент­ной жен­щи­ной, ес­ли ря­дом с то­бой не сто­про­цент­ный муж­чи­на.

 

 

 

+ Зна­ки и чу­де­са

 

 

Ко­гда-то ба­буш­ка пред­рек­ла Ин­ге, что она ос­та­нет­ся  на той зем­ле, где ус­лы­шит свое имя. “Об­ра­ти вни­ма­ние на пер­вое сло­во, ко­то­рое про­зву­чит вслед за име­нем,” -- ска­за­ла ба­буш­ка. Два­дцать лет на­зад, прие­хав в Ду­бул­ты на свадь­бу под­ру­ги, на взмо­рье она вдруг ус­лы­ша­ла: “Ин­га!” Обер­ну­лась. Шла сте­пен­ная па­ра, впе­ре­ди ро­ди­те­лей бе­жа­ла де­воч­ка лет пя­ти. Тез­ка, зна­чит. Ин­га так рез­ко ос­та­но­ви­лась, что де­воч­ка с раз­бе­гу ткну­лась ей в ко­ле­ни. Ду­нул ве­те­рок, длин­ные во­ло­сы Ин­ги взле­те­ли, взле­те­ла и ее боль­шая шел­ко­вая яр­ко-би­рю­зо­вая шаль. У де­воч­ки вос­тор­жен­но рас­ши­ри­лись гла­за и она ска­за­ла: “Burva!” Так Ин­гу не толь­ко ок­лик­ну­ли, но и опо­зна­ли.

 

 

-- От судь­бы не уй­дешь, -- вздох­ну­ла Ин­га, и од­на­ж­ды к сво­им мно­го­чис­лен­ным ди­пло­мам и сер­ти­фи­ка­там при­сое­ди­ни­ла до­ку­мент, по­лу­чен­ный не где-ни­будь, а во Франк­фурт­ской ис­то­ри­че­ской шко­ле ведьм, ко­то­рая ве­дет от­счет сво­его су­ще­ст­во­ва­ния аж с один­на­дца­то­го ве­ка. Здесь Ин­га по­лу­чи­ла сте­пень ма­ги­ст­ра ес­те­ст­вен­ной и тай­ной ма­гии. «Ну что я го­во­рил!» -- вос­клик­нул бы по­бе­до­нос­но сек­ре­тарь рай­ко­ма, толь­ко где он сей­час со сво­ей не­до­ле­чен­ной го­ло­вой.

 

 

И все же при всех  зна­ни­ях и спо­соб­но­стях Ин­ги есть од­на тай­на, не раз­га­дан­ная ею до сих пор. Тай­на эта свя­за­на с мо­мен­том ее ро­ж­де­ния. Она зна­ла от ма­мы, что ро­ды про­хо­ди­ли тя­же­ло, трое су­ток, что из­му­чен­ная ма­ма уви­де­ла толь­ко за­ду­шен­ный пу­по­ви­ной фио­ле­то­вый ко­мо­чек, не по­даю­щий при­зна­ков жиз­ни, ус­пе­ла на­пи­сать му­жу за­пис­ку «Ро­ди­ла ца­ри­ца в ночь…» и от­клю­чи­лась в глу­бо­ком об­мо­ро­ке. А по­сле­дую­щие нев­нят­ные объ­яс­не­ния аку­шер­ки сво­ди­лись к то­му, что у нее, аку­шер­ки, слу­чи­лась в тот мо­мент бе­лая го­ряч­ка, и с тех пор она ка­п­ли в рот не бе­рет.

 

 

Ко­гда, уже взрос­лой, Ин­ге по­на­до­би­лись точ­ные дан­ные ее ро­ж­де­ния для ас­т­ро­ло­ги­че­ских вы­чис­ле­ний, она по­бы­ва­ла в род­до­ме, на­шла за­пись в жур­на­ле и ра­зы­ска­ла аку­шер­ку. Та на­от­рез от­ка­за­лась го­во­рить, но от Ин­ги так про­сто не от­вер­тишь­ся. И аку­шер­ка впер­вые ре­ши­лась рас­ска­зать эту ис­то­рию. У но­во­ро­ж­ден­ной бы­ла ас­фик­сия -- это факт. Пол­ная без­на­де­га. По­то­му она от­ло­жи­ла без­жиз­нен­ное тель­це в сто­ро­ну и за­ня­лась ма­мой. В этот мо­мент пря­мо из стен­ки ме­ж­ду ок­ном и шкаф­чи­ком для ме­ди­ка­мен­тов вы­шел бо­ро­да­тый не­зна­ко­мец с длин­ны­ми свет­ло­ру­сы­ми во­ло­са­ми, в стран­ном одея­нии – си­нем пла­тье до по­ла, с пе­ред­нич­ком, ук­ра­шен­ным кам­ня­ми. Он взял мла­ден­ца на ру­ки, и силь­но ду­нул в ли­цо – вро­де как ог­нем. А по­том под­нес свои гу­бы к мла­ден­че­ским гу­бам  и рез­ко вдох­нул в них. И то­гда но­во­ро­ж­ден­ная за­ора­ла. А он по­ло­жил де­воч­ку на по­до­кон­ник и к ужа­су про­трез­вев­шей вмиг аку­шер­ки ушел в ту же стен­ку ме­ж­ду ок­ном и шкаф­чи­ком.

 

 

Опи­са­ние не­зна­ком­ца что-то на­пом­ни­ло Ин­ге. Где-то она встре­ча­ла по­доб­ное то ли у Фейх­тван­ге­ра, то ли у Фла­вия. По уров­ню раз­ви­тия аку­шер­ки бы­ло со­мни­тель­но, что­бы та то­же та­кое мог­ла про­чи­тать, ес­ли во­об­ще что-ни­будь чи­та­ла. Ин­га по­ры­лась в кни­гах – да, си­нее пря­мо­уголь­ное одея­ние с на­груд­ни­ком, ук­ра­шен­ным 12 дра­го­цен­ны­ми кам­ня­ми, оли­це­тво­ряв­ши­ми 12 ко­лен, 12 ме­ся­цев и еще мно­го че­го по 12 – но­си­ли пер­во­свя­щен­ни­ки вре­мен пер­во­го Ие­ру­са­лим­ско­го хра­ма. Сре­ди ко­то­рых пред­по­ло­жи­тель­но бы­ли пред­ки ее ро­да.

 

 

Стран­но, но на гу­бе у Ин­ги есть и сей­час шрам от ожо­га, ма­ма за­ме­ти­ла его, ко­гда  доч­ку впер­вые при­нес­ли кор­мить, и по этой при­ме­те ста­ла из­да­ли от­ли­чать ее от дру­гих мла­ден­цев.

 

 

И еще. По ме­ре то­го, как рос стар­ший сын Ин­ги, он внеш­не все боль­ше  по­хо­дил на не­зна­ком­ца, ка­ким его де­таль­но опи­са­ла аку­шер­ка. В под­ро­ст­ко­вом воз­рас­те от­рас­тил длин­ные во­ло­сы…  свет­ло­ру­сые… Что хо­чешь – то и ду­май.

 

 

 

 

 

 

Со­ве­ты от Ин­ги

 

 

 

Лю­ди ино­гда за­блу­ж­да­ют­ся по по­во­ду как буд­то из­вест­ных ве­щей. Все зна­ют, на­при­мер, что крас­ный цвет при­да­ет си­лу, воз­бу­ж­да­ет, под­ни­ма­ет энер­ге­ти­ку. Но вот вы встре­чае­тесь с кон­ку­рен­том или на­про­тив вас си­дит со­пер­ни­ца. И ес­ли вы в крас­ном, ко­му это при­ба­вит сил? Вам или ей? Ес­ли вы к то­му же по ка­кой-то при­чи­не по­чув­ст­вуе­те не­лов­кость от сво­ей яр­ко­сти и за­мет­но­сти, то вы под­пи­тае­те энер­ги­ей кон­ку­рен­та и раз­ру­ши­те свое гар­мо­нич­ное со­стоя­ние. А вот для то­го, что­бы крас­ный цвет дей­ст­ви­тель­но при­дал вам си­лы, он дол­жен  быть внут­ри. Я бы оде­лась в глу­хое чер­ное, а под не­го та­кое крас­ное! – о чем зна­ла бы толь­ко я. Оно ка­са­лось бы те­ла на­пря­мую, пе­ре­да­вая ему энер­гию ог­ня, а со­бе­сед­ни­ки не по­ни­ма­ли бы, что это та­кое ки­пит внут­ри. Вот то­гда бы я бы­ла силь­нее их.

 

 

Сде­лать се­бя ви­зу­аль­но на па­ру ки­ло­грам­мов строй­нее  и на не­сколь­ко сан­ти­мет­ров вы­ше не­труд­но. По за­ко­ну ле­тя­щей по­ход­ки (по­чи­тай­те клас­си­ков: у кра­сот­ки-ведь­мы не­пре­мен­но ле­тя­щая по­ход­ка) точ­кой, ко­то­рая дви­жет­ся впе­ред,  долж­ны быть не но­ги, не бед­ра. Это точ­ка на гру­ди, в цен­тре, ме­ж­ду со­ска­ми. Ес­ли ты идешь впе­ред этой точ­кой, ты вхо­дишь в та­кое со­стоя­ние энер­ге­ти­ки Зем­ли, что те­бя как бы слег­ка не­сет. И ты вы­гля­дишь вы­ше и тонь­ше. Ты ле­тишь. Под­ни­ма­ет­ся са­ма по се­бе го­ло­ва. Знае­те, как долж­на смот­реть на­стоя­щая ле­ди? Ее взгляд ни­ко­гда не дол­жен опус­кать­ся ни­же и под­ни­мать­ся вы­ше ли­нии го­ри­зон­та. Ле­тя­щая по­ход­ка это­му спо­соб­ст­ву­ет.

 

 

Под­хо­дит вре­мя ро­ж­де­ст­вен­ских и свя­точ­ных га­да­ний. Счи­та­ет­ся, что ка­ж­дый из дней свя­ток со­от­вет­ст­ву­ет од­но­му из ме­ся­цев бу­ду­ще­го го­да: пер­вый день  – ян­варь, вто­рой – фев­раль и т. д. Сто­ит за­пи­сать, что про­изош­ло в эти дни. На­при­мер, ес­ли в пер­вый день свя­ток вы что-то по­те­ря­ли, зна­чит, в ян­ва­ре на­до быть ос­то­рож­ней – мо­гут быть ма­те­ри­аль­ные по­те­ри. В дру­гой день по­лу­чи­ли по­да­рок – это бу­дет ме­сяц по­дар­ков. Сле­дую­щий день дожд­ли­вый – дожд­ли­вый ме­сяц. Со­ста­вив  за­пись, мож­но по­том ее про­ве­рить. У ме­ня она сов­па­да­ет все­гда. Ин­те­рес­но, что  на тер­ри­то­рии, где со­су­ще­ст­ву­ют раз­ные ре­ли­ги­оз­ные кон­фес­сии, да­же для лю­дей дру­гих ре­ли­гий это дей­ст­ви­тель­но. Как рус­ские здесь празд­ну­ют Ли­го, точ­но так же ме­ня про­сит по­га­дать на свят­ки  де­вуш­ка лю­те­ран­ской ве­ры и по­том го­во­рит, что все сов­па­ло. Де­ло в том, что свят­ки бы­ли празд­нич­ны­ми дня­ми за­дол­го до Ро­ж­де­ст­ва. Это ста­рый дох­ри­сти­ан­ский об­ряд, и  дни свя­ток -- ас­т­ро­ло­ги­че­ские дни. Ко­гда Зем­ля очень близ­ко к не­бу. И все сбы­ва­ет­ся.

 

Материал публикуется на сайте dao.lv с любезного разрешения администрации женского журнала «Лилит».

 

 

Просим уважать авторское право, частичное или полное воспроизведение данного материала в любых изданиях или интернете может быть лишь с согласия администрации журнала «Лилит».